Главная | Защита прав потребителя | Право свободно передвигаться в практике конституционного суда

Право свободно передвигаться в практике конституционного суда

Вы точно человек?


Удивительно, но факт! Очень важно, чтобы, решая одну проблему, мы не породили другую. Гаджиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей:

N П "По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в связи с жалобой гражданина А. Ярославцева, с участием гражданина А.

Удивительно, но факт! Экономическая и социально - политическая реальность раздвинула границы восприятия исследуемого права не только как общественного явления, но и позволила обнаружить его научно-правовой аспект. Принцип равенства всех перед законом и судом также закреплен и в процессуальном законодательстве ст.

Воробьева и его представителя - адвоката Е. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е. Кротова, руководствуясь статьей часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.

Форма поиска

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем нормативное положение. Заслушав сообщение судьи-докладчика Г. Гаджиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: Волкова, от Министерства сельского хозяйства Российской Федерации - А. Миняева, от Федеральной миграционной службы - В.

Маленкова, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил: Абзац второй статьи 1 Федерального закона от 15 апреля года N ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" определяет для целей данного Федерального закона садовый земельный участок как земельный участок, предоставленный гражданину или приобретенный им для выращивания плодовых, ягодных, овощных, бахчевых или иных сельскохозяйственных культур и картофеля, а также для отдыха с правом возведения жилого строения без права регистрации проживания в нем и хозяйственных строений и сооружений.

Заявитель по настоящему делу гражданин А. Воробьев постоянно проживает в принадлежащем ему на праве собственности жилом строении, расположенном на земельном участке, который также является его собственностью, находится на территории садоводческого некоммерческого товарищества и относится к землям сельскохозяйственного назначения. Другого пригодного для постоянного проживания жилья заявитель не имеет, а зарегистрирован временно по месту пребывания в Санкт-Петербурге.

Оставляя без удовлетворения требование А.

Пусть Право свободно передвигаться в практике конституционного суда более

Воробьева о признании за ним права на регистрацию по месту жительства в указанном жилом строении на том основании, что целевое назначение земель сельскохозяйственного назначения - в отличие от земель населенных пунктов - не предполагает возведение на них жилых домов и, соответственно, возможность регистрационного учета граждан, проживающих в расположенных на этих землях строениях, суды общей юрисдикции сослались в том числе на абзац второй статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан".

Как следует из статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав законом, и только в отношении той части оспариваемых законоположений, в какой они были применены в конкретном деле заявителя и затрагивают его конституционные права и свободы; при этом Конституционный Суд Российской Федерации оценивает как буквальный смысл этих законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием, а также сложившейся правоприменительной практикой, с учетом их места в системе правовых актов.

Нормативное положение абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", содержащее определение понятия "садовый земельный участок", уже было предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который в Постановлении от 14 апреля года N 7-П признал его не соответствующим статьям 19 части 1 и 2 , 27 часть 1 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации в части, ограничивающей право граждан на регистрацию по месту жительства в пригодном для постоянного проживания жилом строении, расположенном на садовом земельном участке, который относится к землям населенных пунктов.

Воробьев оспаривает конституционность того же нормативного положения в части, исключающей возможность регистрации граждан по месту жительства в принадлежащих им на праве собственности жилых строениях, пригодных для постоянного проживания и расположенных за пределами населенных пунктов - на садовых земельных участках, которые относятся к землям сельскохозяйственного назначения, чем, по мнению заявителя, нарушаются его права, гарантированные статьями 15 часть 1 , 18 , 19 , 27 , 39 часть 1 , 40 и 41 часть 1 Конституции Российской Федерации.

Соответственно, именно в этой части нормативное положение абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" и является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу. Согласно Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства статья 27, часть 1.

Для продолжения работы вам необходимо ввести капчу

Свободе выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации коррелирует право каждого, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, на свободу выбора местожительства в пределах этого государства, которое провозглашено Международным пактом о гражданских и политических правах статья 12 и признается Конвенцией о защите прав человека и основных свобод статья 2 Протокола N 4 , являющимися в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации.

Свобода выбора места пребывания и жительства, будучи существенным элементом свободы личности, условием профессионального и духовного развития человека Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 4 апреля года N 9-П и одновременно - неотъемлемой составляющей нормативного механизма реализации основных прав и свобод личности, с необходимостью предполагает участие государства в отношениях, опосредующих их осуществление.

договорились Право свободно передвигаться в практике конституционного суда интересовало

От Российской Федерации как правового государства это требует соответствующих позитивных обязательств, вытекающих из ее обязанности признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность статья 1, часть 1 ; статья 2 Конституции Российской Федерации. При этом федеральный законодатель учитывал взаимосвязь и взаимообусловленность свободы выбора места пребывания и жительства и другого права, неотчуждаемого и принадлежащего каждому от рождения, - права на жилище статья 40, часть 1 , Конституции Российской Федерации , в свою очередь предполагающего для гражданина Российской Федерации свободу в выборе жилого помещения для постоянного или преимущественного проживания, которое является для него основным, куда он после непродолжительного либо длительного отсутствия намеревается вернуться, и обладание правом пользования которым служит предварительным условием его регистрации по месту жительства Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля года N 7-П.

Вместе с тем место жительства гражданина должно быть определено с достаточной точностью не только в целях административного учета во избежание осложнения деятельности органов публичной власти, которые должны располагать достоверной информацией о том, где фактически проживает гражданин, а не где он формально зарегистрирован в силу невозможности регистрации по фактическому месту проживания, но и в целях использования такого правового средства, как регистрация, в качестве юридического факта, встроенного в механизмы правового регулирования в области гражданских, жилищных, семейных и иных правоотношений.

Кроме того, поскольку право на свободу выбора места жительства не исключает выбор постоянного места жительства, находящегося за пределами населенных пунктов, и поскольку понятия "место пребывания" и "место жительства" определены в Законе Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" вне привязки к населенному пункту, регистрация граждан, при том что она носит обязательный характер, должна осуществляться независимо от местонахождения соответствующего жилого строения при условии, что оно пригодно для постоянного проживания.

по-прежнему Право свободно передвигаться в практике конституционного суда ему

Отсутствие регистрации по фактическому месту жительства хотя и не является непреодолимым препятствием для реализации гражданином принадлежащих ему прав, но - применительно к конкретным правам и конкретным обстоятельствам - может, с одной стороны, создать такие неудобства в процессе правопользования, требующие дополнительных усилий, которые повлекут ограничения этих прав, несоразмерные конституционно значимым целям, а с другой стороны - привести к нарушению прав и свобод других лиц, что недопустимо в силу статьи 17 часть 3 Конституции Российской Федерации, и в конечном счете воспрепятствовать созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, на которое направлена политика Российской Федерации как социального государства статья 7, часть 1 , Конституции Российской Федерации.

Федеральный законодатель, реализуя на основании статьи 71 пункт "в" Конституции Российской Федерации свои дискреционные полномочия по регулированию и защите прав и свобод, обязан находить разумный баланс между частными и общими публичными интересами; непропорциональное, выходящее за рамки статьи 55 часть 3 Конституции Российской Федерации ограничение прав и свобод, по существу, означает их умаление статья 55, часть 2 , Конституции Российской Федерации и не может допускаться ради достижения цели одной только рациональной организации деятельности органов публичной власти постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января года N 2-П и от 18 февраля года N 3-П.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 23 декабря года N П, конституционный принцип правового государства, из которого вытекают конкретные требования, рекомендации и запреты в отношении определенных действий органов государства, не позволяет федеральному законодателю устанавливать правовое регулирование таким образом, чтобы возможный запрет на регистрацию по месту фактического проживания приводил к чрезмерному ограничению права граждан на выбор места жительства и понуждал их к нарушению закона.

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, полагающий, что никакие публичные интересы не могут служить оправданием такой системы регистрации, при которой официальная регистрация по постоянному месту жительства не соответствует фактическому месту проживания постановление от 20 июня года по делу "Бабилонова Babylonova против Словакии". Между тем запрет на регистрацию в пригодных для постоянного проживания жилых строениях, принадлежащих гражданам на праве собственности и расположенных на садовых земельных участках, которые относятся к землям сельскохозяйственного назначения, вынуждает их либо регистрироваться не по месту фактического проживания, либо вообще лишает их возможности встать на регистрационный учет по месту жительства, что может повлечь привлечение к административной ответственности и, по сути, прямо противоречит основной публичной цели института регистрации - информирования гражданином государства, в том числе в законных интересах других лиц, о своем реальном месте жительства.

Такой запрет, вытекающий из абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", существенным образом затрагивает конституционный статус личности:

Читайте также:

  • Руководство по эксплуатации трм202
  • Флюорография на права где пройти
  • Камелот воронеж недвижимость продажа квартир вторичка